Как в Лельчицах сельчан научили сортировать отходы

1 01Сегодня 89,85% сельского населения Лельчицкого района заключили с КПУП «Лельком» договоры на вывоз ТКО, в том числе вторичных материальных ресурсов.

Еще пять лет назад картинка, как в самой отдаленной от райцентра деревне оставшиеся двое сельчан исправно сортируют мусор, показалась бы сюрреалистичной. В конце 2021 года она стала реальностью практически во всех поселениях полесской глубинки. Известно, округа Лельчиц — одна из самых лесистых в стране. Найти место, где можно было бы спрятать образовавшиеся отходы, местным жителям не составляет труда. На худой конец, то, что лень вывозить, можно запросто сжечь, закопать за забором или попросту вывернуть в ближайший овраг. В принципе так оно и было, пока в 2015 году не был принят Указ № 535 «О предоставлении жилищно-коммунальных услуг», согласно которому обращение с твердыми коммунальными отходами относится к основным услугам. В нем четко прописано: каждый домовладелец обязан заключить договор с обслуживающей организацией на платный вывоз отходов.
— Первым делом надо было убрать стихийные свалки вокруг деревень, — вспоминает директор коммунального предприятия Сергей РЕУТ. — Не секрет, помимо местных жителей, туда свозили отходы и организации, и предприятия. Когда в 2008–2009 годах нам передали это «богатство» с балансов сельсоветов, ЖКХ обслуживало полигоны наездами. Понятно, сторожей там не было. В общей сложности 57 гектаров земли оказались заваленными мусором. Обслуживание влетало в копеечку. Приняли решение рекультивировать, а после приступили к заключению договоров. Последний полигон закрыли в позапрошлом году.

УГОВОРЫ, РАЗГОВОРЫ

До недавних пор на территории района в 72 населенных пунктах располагалось 58 мини-полигонов. Попросту говоря, стихийных свалок. По словам директора «Лелькома» Сергея РЕУТА, захламление деревень напоминало стихийное бедствие, которое надо было как-то обуздывать. Тем более что местные жители практически повсеместно отказывались заключать договоры на платные услуги. Пришлось перекапывать подъездные пути к свалкам. Тогда сельчане стали выбрасывать мусор куда попало.
После этого коммунальники установили на полигонах фотоловушки. В ответ наиболее смекалистые взялись уничтожать улики в отходах — всевозможные чеки, квитанции и прочее, где могла быть указана фамилия или другая информация о нарушителе. Цена вопроса в то время — ежемесячная плата в 92 копейки. Директор предприятия и его сотрудники приняли решение объезжать деревни, чтобы проводить встречи с населением, вести разъяснительную работу, а местные исполкомы организовывали сходки людей.
— Мы рассказывали, что просто потонем в этом количестве мусора, — вспоминает Сергей РЕУТ, — убеждали в необходимости его централизованного вывоза, доводили до сведения, что сбор твердых коммунальных отходов причислен к основным услугам, следовательно, оплата обязательна для всех. Вместе с тем возникла еще одна проблема.

3 4

5 6

ДВУХЛЕТНЯЯ ЭПОПЕЯ

Первое время после заключения договоров коммунальники забирали все отходы одной машиной. Понятно, на сортировке выбрать можно лишь малую часть вторсырья. В то время большинство того, что привозили, вынуждены были везти на захоранение. Надо было что-то предпринимать, тем более что Законом об обращении с отходами предписано потребителям мусор разделять по видам. Новшества населению пришлись не по вкусу. В сельсовет, райисполком, даже в областное управление ЖКХ посыпались жалобы, обращения. Люди отказывались разделять отходы, мотивируя тем, что они платят деньги за вывоз, а не за сортировку. Понимая, что обратной дороги нет, приходилось «ломать» сознание сельских жителей. Надо сказать, и сельские исполкомы, и райисполком поддержали коммунальников: принялись совместными усилиями призывать людей придерживаться установленных правил. Местные жители сопротивлялись до последнего. Доходило до того, что высыпали мусор под двери ЖКХ несмотря на то, что везде установлены камеры.
— Мы со своей стороны тоже проявили принципиальность, — продолжает Сергей Николаевич, — грузчики проверяли содержимое мешков, отходы не разделены — не забирали. Выбросить их куда попало не получалось, свалок-то уже не было. И мы победили. Правда, на это ушло два года. Все получилось только потому, что коммунальная служба и исполнительная власть работали как одна команда. Чтобы люди дома могли ориентироваться, что нужно складывать для вторичной переработки, а что отправлять на захоронение, коммунальники разработали, а затем раздали в каждый дом красочные листовки, в которых подробно и ярко рассказали, как правильно сортировать отходы. Информация также размещена на сайте, регулярно появляются статьи на эту тему в районной газете. К слову, для частной застройки в городе «Оператор вторичных материальных ресурсов» после длительной работы по согласованию технико-экономического обоснования выделил 6090 контейнеров по 120 л двух цветов. Для контейнерных площадок многоквартирных домов закупили фотоловушки. Так городское население будут приучать к порядку.

ЕСЛИ НАДО, ЗНАЧИТ, НАДО!

В сельских населенных пунктах сбор отходов производится два раза в месяц. В определенные дни, по графику, машина забирает исключительно ВМР, в другие — смешанные отходы. Когда только начинали централизованно собирать ТКО, в районе «живыми» были 72 деревни. Сейчас их 70, в некоторых из них проживает по 1–2 человека. До самого удаленного населенного пункта — 75 километров в одну сторону. Сбор организован в 42 деревнях. В остальных и полигонов никогда не было. Сергей РЕУТ рассказывает, что люди по-разному выходят из положения: у кого-то дети мусор в город вывозят, где-то автолавки Белкоопсоюза вторсырье забирают. Или по старинке выбрасывают. Есть еще проблема: не хотят сельчане заключать договоры, особенно в деревнях, где осталось по 2–3 человека в возрасте 80–90 лет. Но и их понять можно, раньше такой услуги на селе не было.
— Хотя, если будет заявка даже от одного человека, мы все равно поедем, — утверждает руководитель «Лелькома». — К примеру, в деревне Осов проживают четыре человека. Два раза в месяц машина стабильно к ним заезжает. А это 45 километров в одну сторону. Как раз в этой деревне люди сортируют отходы очень добросовестно. Правда, туда переселилась молодая семья из города, которая подхватила нашу инициативу и личным примером «заразила» других жителей. Поэтому, как бы ни было нам накладно, мы за эти 12,3 рубля с человека (тариф на вывоз ТКО при норме образования отходов 1,65 м3 в год для домов индивидуальной застройки) поедем в любую точку района.

ФИНАНСОВЫЕ ИЗДЕРЖКИ

Оправдано ли экономически забирать мусор из нескольких дворов, если ехать к ним в одну сторону 70 км? Руководитель лельчицких коммунальников считает, поскольку услуга не субсидируется, предприятие несет убытки. Выход можно было бы найти: либо закрывать убытки, рассчитывая норматив субсидирования, исходя из реальных затрат, которые складываются в каждом районе индивидуально, либо создавать инфраструктуру, хотя бы установливая те же контейнеры, тогда можно было бы ездить раз в квартал, а не каждый месяц. Для этого нужно оборудовать закрытые контейнерные площадки с твердым покрытием, определить места для них в шаговой доступности для жителей, учитывая, что в основном это пожилые люди. С другой стороны, в районе понимают: будущее малых населенных пунктов предопределено, поэтому вкладывать в них средства не совсем целесообразно. Пока же по большим и малым деревням Лельчицкого района каждый день колесит машина, которая делает мир вокруг нас немного чище и комфортнее.

8 7

Ирина МАРУСИНА
Фото автора и из архива предприятия

Журнал «Зеленый контейнер»  9

Источник: gkx.by

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x